$1.215 м.кв. О проектеРеклама на Realt.by
Регистрация

«Дети бросают мусор прямо нам в окна». Как живут люди в довоенной двухэтажке среди высоток почти в центре Минска

23.09.2021 42079

Автор: Вероника Малыщиц, фото: Павел Садовский

В двухсот метрах от метро «Грушевка» стоит двухэтажка на Папанина, 16, окруженная высотками жилых комплексов. Она была некогда обычным построенным в 1936 году на скорую руку деревянным бараком. Прохожие часто думают, что дом этот заброшен, а дети иногда кидают мусор и траву в форточку жильцам. Впрочем, это самая мелкая проблема. Десятки лет дом пытаются снести, и люди здесь не живут, а выживают. Realt случайно познакомился с одним из выживающих — 19-летним парнем Лешей, который устал обивать пороги администрации и, как и многие, потерял всякую надежду. Мы пришли к нему в гости и узнали, что тут за условия и почему вопрос со сносом не решается.

«Письмо о сносе пришло в 2010 году, но там сплошная „вода“ и никакой конкретики»

Немного истории. Район улица Щорса и Папанина в 90-ые и начале нулевых представлял собой сплошной довоенный жилой фонд. Время шло, Минск начал активно застраиваться. Бараки сносили, и людям выдавались новые квартиры. Но дом на Папанина, 16 словно окружает невидимый щит безразличия. Проекты по сносу словно обходят его стороной. Но если быть точнее, на словах и обещаниях дом должны были снести раза четыре, но дела не доходит.

Леша встречает нас у своего подъезда. При общем виде на здешнюю застройку складывается впечатление, что стоящие рядом многоэтажки морально давят на старенький двухэтажный дом, где всего-то восемь квартир.

— В самом начале 90-ых начались разговоры о сносе дома. Потом распался СССР, сменилась власть, и вопрос сноса замяли. В 2010 году, когда началось строительство дома напротив (улица Щорса, 11 — прим. ред.), город сказал, что дом наш точно скоро снесут. Мы ждали подтверждающих документов. Письмо о сносе пришло, но там сплошная «вода» и никакой конкретики. А многоэтажка стала первым камнем в огороде. Из-за нее часть территории возле нашего дома отобрали «для госнужд».

Территория, на которой находится дом, небольшая. Город искал инвестора для освоения этой земли. До 2015 года жильцы были уверены, что инвестор найдется, и дом точно снесут. Но когда в 2017 году начали строить еще один дом (пр-т Дзержинского, 19), все поняли — сноса не будет.

В майском же ответе администрации Московского района от 2021 года сказано, что в соответствии с ПДП дом на Папанина, 16 подлежит сносу для размещения инженерно-транспортной инфраструктуры. Но конкретные сроки сноса определятся после определения инвестора на освоение этой территории.

Трехкомнатная квартира, в которой живет Леша с мамой и тетей, принадлежит бабушке. Он рассказывает, что жил здесь первые несколько лет жизни. Затем с мамой и ее мужем в Каменной Горке, а в 2013-м они с мамой снова переехали сюда.

— До новостроек возле дома была детская площадка и небольшое футбольное поле. Когда мы переехали, мне было 12 лет, и поиграть было негде. Меня это расстраивало. Позже площадку сделали, но и я вырос. Сейчас в доме живут 6 детей. А площадка есть только возле Щорса, 11.

«Вибрировал пол и крошилась штукатурка на стенах. Казалось, что вот-вот все рухнет»

Перед тем, как зайти в квартиру, Леша немного тянет время.

— Мне всегда было стыдно сказать, где я живу, а пригласить в гости одноклассников — из разряда невозможного. Я привык к определенному уровню комфорта, пока жил в квартире в Каменной Горке. Первое время после переезда сюда было очень тяжело смириться с такой обстановкой. Впрочем, вы сейчас сами все увидите.

Первое, что бросается в глаза, раритетная люстра на потолке в коридоре и отсутствие ванной комнаты. Туалет есть возле входа, а вот с ванной история, мягко говоря, необычная.

— Семь лет мы ходим мыться к друзьям и знакомым. Сделать отдельную комнату для душа слишком дорого — стены несущие, так еще и разваливаются. Я делал ремонт в коридоре, клеил обои, и на моих глазах рушилась стена. Пришлось хорошенько все зашпаклевать, — показывает нам Леша.

Также одна из стен в квартире в аварийном состоянии. Парень рассказывает, как деревянная дранка сначала выпирала, а потом обрушилась. Ремонтники пришли, оторвали обои, посмотрели и ушли, не выдав даже заключения. Другая стена тоже кривая и нестабильная. Она еле пережила вбивание свай при строительстве многоэтажки напротив. Ее каждый год приходится подклеивать обоями.

Леша говорит, когда возводились новостройки, жить было очень неспокойно. И продолжается это частично до сих пор.

— Летом чинили дорогу по улице Щорса. Если что ее лет 20 не ремонтировали. Конечно, хорошо, что занялись. Уровень шума от машин снизился. Но целый месяц каждую ночь нам не давали спать. Запомнил одну ночь на всю жизнь — в моей комнате сильно вибрировал пол и крошилась штукатурка на стенах. Казалось, что вот-вот все рухнет. Я не выдержал, пошел в администрацию на следующий день, письма писать надоело. А там сказали: «Потерпите» …

«Нет бюджета, нет инвестора, а дом простоит еще лет 10»

Окна квартиры Леши выходят на обе стороны. Со стороны дороги тротуар, где постоянно ходят люди. Расстояние от окна до уровня тротуара — 60 сантиметров.

— Давно уже так не строят. Вроде по нормам нужно минимум 1−1,5 метра. Место проходное. Мы все разговоры слышим, даже когда форточка закрыта. Проветривать стараемся реже — дети иногда кидают нам в форточку мусор и траву. Плюс ко всему, летит пыль и грязь из-за ремонтных работ, копоть от машин.

Зимой газовый котел не спасает жителей от холода. Чуть больше повезло тем, кто живет на втором этаже.

Дом находится в низине. Весной, осенью и даже иногда летом случаются потопы. Леша говорит, если вовремя после дождя не откачать воду, здесь ужасно воняет — проблемы с канализационной системой. Еще из-за строительства многоэтажки образовалось горка. Ливневка так устроена, что все стекает прямо к их дому.

— Были бы деньги, мы бы сделали хороший ремонт в квартире. Нам очень нужно окна новые поставить, сейчас деревянные. Мы хотим построить квартиру. Мама продает долю той, где мы жили раньше, в Каменной Горке. Но этого не хватит на новую. В ближайшие 10 лет я, надеюсь, смогу заработать денег на квартиру (Леша сейчас учится на менеджера-экономиста — прим. ред.), а у мамы не получится. Она в детском саду работает. Мы пробовали и арендную квартиру взять, но администрация района не пошла навстречу.

Только за этот год парень ходил в администрацию Московского района пять раз, чтобы «они там не забывали о доме, и что-то двигалось». В этом месяце у Леши случился слишком эмоциональный разговор с одним из зампредов.

— Каждый раз получаю одни и те же ответы — нет бюджета, нет инвестора, а дом простоит еще лет 10.

«Когда стали заниматься вопросом приватизации, оказалось, что дома на карте нет»

Тамара Михайловна живет в другом подъезде в квартире на втором этаже. Леша предложил зайти к ней поговорить, ведь она здесь живет давно и знает больше. Квартиру эту она получила в 1998 году со скрипучими полами и дырявыми окнами. Помнит, как здесь было печное отопление, стояли сараи, сносили такие же деревянные дома рядом, а этот дом реконструировали, заложив стены кирпичом. Кстати, впервые о сносе она услышала в 2001 году.

— Когда стали заниматься вопросом приватизации, оказалось, что дома на карте нет. Как это нет, если мы тут живем? Мы же платим коммуналку, — говорит она. — Пришлось восстанавливать адрес. Я обошла все квартиры, договорилась с жильцами. Мы ходили по всяким комиссиям.

В квартире живут ее сыновья, внук, муж. Тамара со своей 85-летней мамой живут в отдельной комнате. У бабушки парализована из-за обширного инсульта вся правая сторона тела. Она не говорит и не ходит.

— Я когда ее несу мыть в ванну, тут не развернуться. А когда все дома, здесь столпотворение. У нас и балкона нет, негде белье сушить, раньше хоть на улице можно было повесить.

— У меня так шорты украли с веревки на улице, — вспоминает Леша.

— Так и у меня ковер сперли. Мокрый! На плечи закинули и понесли, — говорит Тамара Михайловна.

В доме часто случаются перебои с электричеством. Что у Леши, что у Тамары в квартире есть по сломанной стиральной машине. Тамара недавно меняла проводку. Из-за грузовых машин, которые постоянно здесь проезжают, дом ходит ходуном.

— Чуть до пожара не дошло. А случись что, и дом вспыхнет, как спичечная коробка. Также и с потолками. Поклеила обои, а все потрескалось. И никому дела до этого нет.

Тяжелее всего, по ее мнению, было во время стройки многоэтажек — кругом все грохотало и гремело. Говорит, выживали, как могли, и до сих пор выживают.

— Да, инфраструктуру возле нас сделали хорошую. Дорога теперь нормальная, магазинов много. Но это не нам делали благоустройство, а жильцам в многоэтажках.

Тамара стоит в очереди на строительство квартиры с тех пор, когда их выдавали бесплатно. Теперь и за деньги построиться не могут.

— Я на очереди тысяча какая-то. Умру и квартиру построить не успею. Не все же такие богатые, что могут за свои деньги купить жилье.

Эксклюзив Realt.by

Витрина

Готовые квартиры ЖК "Променад"

Продажа квартир в новом доме в ЖК "ПРОМЕНАД" в микрорайоне "ЛЕБЯЖИЙ"! Получить ключи и заселиться в новую квартиру в максимально короткие сроки! Выгодные условия по рассрочке от застройщика.

Продажа квартир в новом доме!

Контакты: +375 44 561 86 18

Опрос